Журнал Сретение

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Печать

2012_5_oStefan1
Жизнь, как один день

Сегодня гость нашей традиционной рубрики – благочинный храмов города Гомеля, духовник Гомельской епархии, протоиерей Стефан Гладыщук, человек удивительной судьбы, заслуженный юбиляр, отметивший совсем недавно 80-летие со дня рождения.

– Батюшка Стефан, у Вас за плечами насыщенная событиями жизнь. Оглядываясь на прошедшие годы, что Вы вспоминаете как самое радостное событие?

– День, когда меня посвятили в сан священника. Это произошло в 1953 году по окончании Жировицкой семинарии.

– Выбор жизненного пути был достаточно необычным для молодого человека того времени. Как случилось, что Вы решили посвятить себя служению Богу?

– Думаю, произошло это чудесным образом. Моя семья жила в Западной Беларуси. Детство было тяжелым. Мама моя сгорела от воспаления легких в 1940 году, когда мне было 8 лет. Нас трое деток осталось, еще младшие сестренка с братиком были. Отец вынужден был жениться вторично. Потом война, оккупация, родились еще дети. А когда в 1944 году Брестскую область освободили от немцев, отца призвали в армию. До сих пор помню, как он уходил на фронт. Обнял меня, целует в голову и говорит: «Гаспадарык ты мой!». Мне 12 лет было, но я уже все мог делать похозяйству – и пахать, и бороновать, и косить. За старшего в семье остался. Слава Богу, после Победы отец вернулся.

В 1948 году я окончил семилетку и поступил в Пружанское педучилище, рад был очень. Неделю там отучился и приехал домой на побывку. И вот назад нужно ехать, а я не могу. Отец меня просил: «Иди, сынок, учиться надо! Я похлебку есть буду, но тебе хлеб дам!». Мне и тяжело это слышать, и томлюсь, а не могу заставить себя уехать.

2012_5_oStefan2В воскресенье отец пришел из церкви и говорит: «Батюшка сказал, что открылась в Жировицах Минская духовная семинария». Мне так это стало интересно, что тут же сел на велосипед и поехал к священнику. Он мне рассказал все подробно, и я стал постоянно ходить в церковь, изучил церковно-славянский язык, много читал, пел в хоре. И такое воодушевление испытывал, как заново на свет народился! А весной вместе со священником и еще тремя женщинами-паломницами пошли в Жировицы за 100 километров. Монастырь произвел на меня очень сильное впечатление. Но оказалось, что поступить я могу только после того, как исполнится 18 лет, а мне было 16.

Два года я готовился к поступлению. И вот на следующий день после совершеннолетия я уже был в Жировицах (приехал на велосипеде). Это было 19 сентября 1950 года. Учебный год уже начался, но я успешно сдал экзамены, и меня приняли! Домой на велосипеде летел как на крыльях. За шесть часов добрался. Учился легко, мне все было интересно. Кроме богословских предметов, изучали мы русский и славянский языки, Конституцию СССР. Господь одарил меня способностями, и все экзамены я сдавал на «отлично». Вот так. Мог бы учиться в Пружанском педучилище, но Господь указал мне другой путь. В следующем году, в марте, будет 60 лет, как я в священном сане.

– Как известно, служение священника не бывает без скорбей и испытаний. Что для Вас в жизни было самым трудным?

–Вспоминаю о великой скорби, которая была, когда закрывали Петро-Павловский собор. Было это 30 октября 1960 года. В облисполком тогда вызвали настоятеля собора, отца Василия Копычко и сказали, что собор закрывается. Показали документ, где значилось, что во время войны при немцах здание было изъято под культовое учреждение, а теперь оно вновь возвращается отделу культуры.

В этот день была отслужена последняя Божественная Литургия, а затем настоятель со слезами на глазах объявил, что сегодня в нашем соборе была последняя служба, и что сегодня заберут у нас ключи, собор закрывается. Что тут началось! Вся церковь плакала. Этого нельзя забыть. Я сам снимал иконы со стен. Вместе с настоятелем, протоиереем Василием Копычко, протоиереем Владимиром Котаром и диаконом Феодором Хариком мы вывозили церковную утварь в другие храмы.

А потом и их стали закрывать. Страшное было время! Мы, священники, старались, конечно, утешить прихожан. Говорили: «Все равно молитесь! Не будет храма, молитесь дома. Только веру не теряйте, Бога не теряйте!». Говорю людям: «Это явление временное. Настанет время и будет церковь. Может быть, я этого не дождусь, но не может быть такого, чтобы веру умертвили и церкви все разрушили». Людей утешаю, а сам думаю: что ж будет дальше?

Бог помиловал, и когда в 1990 году собор вернули, некоторые люди подходили ко мне и говорили: «Мы помним, батюшка, как Вы нас утешали, и мы выдержали…».

2012_5_oStefan3– Отец Стефан, перед Вашим пастырским взором прошли целые поколения прихожан. Как Вам видится, произошли ли за эти годы какие-то изменения в людях?

– Конечно же, произошли. В первую очередь это касается самого количества людей в храмах. Их стало неизмеримо больше. Качественно, наверное, нет. В то непростое время приход человека в храм был настоящим подвигом исповедничества. Прихожан было немного, но это были люди по-настоящему мужественные, не боявшиеся многих трудностей и препонов, которые тогда чинили верующим безбожные власти. У людей была крепкая вера, духовное горение, которого сейчас, быть может, встретишь нечасто. Многие теперь приходят в храм больше по традиции, по обычаю, иногда и из любопытства. Часто бывает так, что это бывает первый шаг, за которым следует что-то большее. Ведь Господь каждого человека ведет одному Ему ведомыми путями. И порой из человека, совершенно далекого от веры, делает Своим искренним служителем.

– Батюшка, а лично Вам известны примеры такого чудесного обращения?

– Таких примеров множество. Но сегодня почему-то особо вспоминается один. Его рассказал в мою бытность студентом Московской духовной академии заслуженный профессор Алексей Иванович Георгиевский.

Как-то на одной из лекций студент в священном сане задает вопрос: как поступать, если выясняется, что приглашенные к участию в Таинстве Крещения крестные родители – люди неверующие? Насущность вопроса можно почувствовать, если вспомнить, что на дворе середина 70-х. В ответ умудренный богатым жизненным опытом преподаватель привел пример из жизни…

В Москве, в обычной советской многоэтажке на одной лестничной площадке жили две семьи и крепко дружили между собой. Ходили друг другу в гости, вместе отмечали праздники, как могли, помогали друг другу. И вот однажды отца одного из семейств соседи приглашают стать крестным для их недавно родившегося ребенка. А тот и говорит: «Какой из меня крестный? Я ведь человек неверующий, в храм не хожу, далекий от всего этого человек». Но соседи продолжают упрашивать, убеждая, что другого человека в качестве крестного себе не желают.

Уступая просьбам друзей, он соглашается. И тут начинается самое удивительное. Участие в Таинстве Крещения так тронуло душу человека, что он совершенно изменился, стал приходить в храм. Далее профессор и говорит: «Я не могу назвать вам имени этого человека, скажу лишь, что теперь он настоятель одного из московских храмов». Вот так в жизни бывает. Хотя, конечно, это пример экстраординарный. Сейчас ведь все по-другому. Мы обязательно проводим перед крещением с крестными родителями специальные огласительные беседы. Долг всякого священника – сделать все возможное, чтобы к этому святому Таинству люди подходили максимально осознанно.

– Как Вы считаете, исходя их своего богатого жизненного опыта, какими еще качествами должен обладать священнослужитель, и что бы Вы могли пожелать молодому поколению священников?

– В первую очередь – укрепления в вере, жизни по вере, когда внутреннее содержание жизни не расходится с тем, что человек проповедует в храме.

Чтение Священного Писания, творений святых отцов должно быть неотъемлемой составляющей жизни священнослужителей.

Очень важно, чтобы священник тщательно готовил себя к служению Божественной Литургии и не приступал к этому величайшему Таинству без должной подготовки.

Отношения с окружающими людьми нужно выстраивать так, чтобы ни для кого и ни в чем не быть соблазном, не обидеть человека отказом. Даже если по какой-то извинительной причине ты не можешь уделить человеку внимания, постарайся перенести вашу встречу на другое время, но обязательно помоги человеку, чем можешь, в его духовной нужде. В своей священнической жизни я старался поступать именно так.

Но самое главное – это молитва, без которой ничего по-настоящему ценного не получается, священник – это, в первую очередь, молитвенник за свою паству.

– Говорят: чистая молитва требует чистой совести. В этом выпуске журнала мы пытаемся рассуждать о таких категориях, как стыд и совесть. Как Вы считаете, эти понятия не стали в сознании людей устаревшими и ненужными?

– Мы живем в такое время, что порой складывается впечатление: для какой-то части нашего общества это утверждение справедливо. Но жить без совести невозможно, жить без совести – это испытать ад на земле. Ведь совесть – это голос Божий в нас. Ее действие двояко. С одной стороны, она строгий судья и обличитель наших неблаговидных поступков, с другой – в ее тишине и умиротворении человек получает великую радость и награду, когда творит дела добра, любви и милосердия.

– Дорогой батюшка, Вы достаточно долго несете послушание духовника Гомельской епархии, исповедуете священнослужителей. Люди часто задают вопрос, а как найти себе духовника? Что бы Вы могли посоветовать?

– Там, где в приходе служит один священник, то так складывается, что, по сути, он и исполняет функцию духовника, ведь все прихожане исповедуются у него. В городе же, где много приходов, и все они многопричтовые, есть возможность выбора. Здесь каждый человек должен руководствоваться не столько расчетом и логикой, сколько голосом сердца, которое обычно как-то подсказывает. О даровании духовника нужно молиться, и понимать, что хорошим духовником может быть не только священник, убеленный сединами старости.

2012_5_oStefan4

– От людей нередко приходится слышать о том, что в какой-то момент своей церковной жизни они вдруг ощущают охлаждение в вере, внутреннее безразличие к храму, которое их самих нередко повергает в уныние. Почему это происходит, и что можно посоветовать людям в такой ситуации?

– Потеря человеком веры может происходить по нескольким причинам. Первая – это страсти человеческие. Когда человек предается страстям, он становится как бы их исполнителем и теряет веру.

Вторая – по слабоумию. Это когда человек не очень умный, но немножко гордый. Он хочет много знать, что есть на земле и что есть на небесах, а себя знать не хочет. Поэтому из-за гордости он теряет веру. Гордый человек не может быть крепко верующим.

И третья причина – это блага мирские. Человек смотрит на мир, и хочется ему всего. А не получается. Может быть, он даже у Бога просит помощи и все равно не получается. И тогда он тоже теряет веру.

Не стоит забывать, однако, что враг рода человеческого не дремлет. Он тоже старается работать среди верующих. Видимо, среди неверующих ему делать нечего. Вот и старается сбить человека с истинного пути, оторвать от Господа Бога. Так было всегда. Еще апостол Павел говорил христианам коринфской церкви: «Бодрствуйте и укрепляйтесь в вере». Значит, и в те далекие времена были люди, которые отказывались от Христа, теряли веру.

В такой ситуации нужно укреплять себя и посильным постом и молитвой. Молитва утешает человека, объединяет с Господом Богом, с Матерью Божией, как же нам без них! Надо молиться, надо просить помощи, потому что мы немощны. Другой человек телом и крепкий бывает, а душой совсем слабенький. Нужно в таких обстоятельствах обращаться за советом к духовнику, не стесняться открывать себя, не стесняться задавать вопросы, даже если они кажутся нам неудобными или стыдными. Искренность обращения человека к Богу, к духовнику никогда не останется без ответа.

– Отец Стефан, счетчик прожитого Вами на земле времени показывает девятый десяток лет. Мне, как человеку вдвое Вас моложе, искренне интересно: Вы ощущаете свой возраст?

– В это трудно поверить, но его совсем не ощущаю. Вся жизнь пролетела, как один день. Господь дал мне такую милость, что я до сего дня служу у престола Божия, как могу, стараюсь помогать людям и очень этому рад. Считаю справедливой мысль о том, что человек душой не стареет никогда.

– Дорогой батюшка, в завершение нашей небольшой беседы спрашиваю Вас о том: что бы Вы хотели пожелать людям, взявшим в руки наш журнал?

– В первую очередь, всегда оставаться с Богом, бережно хранить традиции Православия, переданные нам предыдущими поколениями. Не забывать дороги в храм, укреплять свое единство с Богом в Таинствах Исповеди и Святого Причастия. Стараться жить так, чтобы имя христианин проявлялось не в словах только, но и самим образом жизни. Тогда драгоценное сокровище нашей веры мы сможем передать и детям, и внукам нашим.

– От лица всех читателей журнала благодарю Вас за интересную беседу и доброе наставление, и еще раз поздравляю с прекрасным юбилеем! Пусть Господь крепит Вас и сохраняет на многая и благая лета!

Беседовал протоиерей Вадим КОЧАН

 

Избранное

О любви придуманной и настоящей
  Ромео и Джульетта В Вероне есть бронзовый памятник Джульетте. Мне доводилось... Read more...
Учитель – это профессия или образ жизни?
«Школьные годы чудесные!» Думаю, все согласятся со словами известной песни.... Read more...
Осень жизни
Каждый нормальный человек мечтает прожить максимально долго. Стремиться к этому... Read more...
«ЖИЛИ КНИЖНЫЕ ДЕТИ, НЕ ЗНАВШИЕ БИТВ…»
автор: Ирина ГРИЩЕНКО Почему так завораживает старина? Почему на ура идут исторические... Read more...
Секрет твёрдого воспитания
– КТО ТАКОЙ МАЛЬЧИШ-КИБАЛЬЧИШ? – ЭТО ВОЕННАЯ ТАЙНА.  Для того, чтобы сформировать... Read more...
Joomla! Україна

Голосование

Устраивает ли Вас качество электронной версии журнала?
 

ПРАЗДНИК


ДРУЗЬЯ

Баннер
Баннер
Баннер

СЧЕТЧИК